LiebchenHerz
доктор Прончик, вы ошиблись (с)
- Привет, Билл и Том! Я был(а) на вашем концерте в Штутгарте в 2006 году. Там было очень много молодых, визжащих девочек. В 2017 вы снова выступите в Штутгарте, какая аудитория сейчас собирается на ваших концертах?

Tom: - Как и раньше - люди с прекрасным музыкальным вкусом.
Bill: - Многие наши поклонники с нами с самого начала, с нашего первого сингла 2005 года, они выросли вместе с нами. Возможно, они до сих пор с нами по старой памяти. К нам также присоединились люди, которым нравятся наши последние альбомы, ведь наша музыка сильно изменилась за это время.

- Как вы выросли за это время в музыкальном плане?

Bill: - Начиная с нашего 3-го студийного альбома, наша музыка становится всё более электронной. К нашему последнему альбому, который выйдет уже в 2017 году, она стала совсем электронной. Мы уже давно не работаем со звучанием гитар и барабанов, зато у нас на сцене стоит по 7 ноутбуков. Георг и Том почти не играют на своих "родных" инструментах, мы больше не музыкальная группа в её классическом представлении. Мы стремимся создать что-то совершенно новое, что людям захочется увидеть. Вот почему для Tokio Hotel очень важно визуальное представление.

- Какой музыкой вы сами сейчас увлекаетесь? Кто вдохновляет вас?

Bill: - Мы слушаем разную музыку, многих диджеев и ездим на Коачеллу каждый год. Нам нравятся Chvrches, Daft Punk и Depeche Mode. И я просто обожаю Robyn.
Tom: - Я даже не знал, что у неё были хиты в 90-е.

- Она была подростковой звездой в Швеции. Как Tokio Hotel в Германии.


Bill: - Я обожаю её песню "Call Your Girlfriend", могу слушать эту песню на повторе хоть весь день.

- В 2010 вы по середине ночи сбежали в Лос-Анджелес, почему ситуация с фанатами вышла из-под контроля?

Tom: - По возвращении из тура мы задались вопросом, чего мы хотим от жизни. И поняли, что явно не этого - наша жизнь в Германии стала кошмаром. Мы не могли выйти из дома без преследования фанатов и внимания прессы. И когда кто-то пробрался в наш дом, пока мы были в дороге, мы поняли, что мы больше туда не вернёмся. Мы покинули страну ночью, нам это было просто необходимо.
Bill: - Сейчас по прошествии времени я понимаю, что возвращаться назад для нас было просто рискованно. Дом перестал быть для нас безопасным местом, и нам ничего не оставалось, как просто бежать как можно дальше.

- В чём вы испытали большую свободу после переезда в Лос-Анджелес?

Bill: - Нам понадобилось время, чтобы привыкнуть к свободе. Первое время мы даже из дома не выходили, а если и выходили, то только в сопровождении охранников. Потихоньку мы начали выходить одни, сначала только в магазин или в кино. Для нас это было что-то совершенно новое и необычное. Я чувствовал себя каким-то пришельцем. Сейчас Лос-Анджелес наш дом уже 7 лет, и сейчас мы действительно ценим то, что мы можем планировать наш день так, как мы хотим.

- А что насчёт свободы как музыкантов?

Bill: - Мы свободны как никогда раньше. Самое важное в успехе, чтобы "успех" был синонимом "кайфа" (от создания музыки, прим. ред). Мы больше не обязаны что-то делать. Мы делаем только то, что мы сами хотим делать. И, конечно, мы счастливы, когда людям нравится то, что нравится нам.

- Сейчас очень популярно общаться с фанатами через соц. сети, такие как Инстаграм и т.д. Как на вас отразились эти соц. изменения с времён вашей популярности в Германии?

Bill: - Мы очень долгое время боролись с соц.сетями, может показаться, что мы очень старые для этого, но в 2005 году всё было иначе. Тогда было намного важнее посетить какое-нибудь популярное немецкое шоу, чем настрочить какую-то информацию в интернет. К сожалению, многие шоу тех дней уже не транслируются на немецком телевидении. Теперь намного важнее вовремя выложить свою музыку на YouTube и Facebook.
Tom: - Нам пришлось приноровиться к этому, так как мы из другого времени, и для нас это было крайне непривычно.
Bill: - У этого, конечно, есть и свои плюсы. Теперь не надо запариваться с баннерами и публикацией информации о турах в печатных изданиях по миру, теперь достаточно просто выложить пост на Facebook. Никаких рекламных кампаний, ничего. Правда, если концерт прошёл плохо, об этот тут же все узнают из твиттера и других соц. сетей.

- Вы до сих пор работаете в сотрудничестве с музыкальным лейблом?

Bill: - У нас был контракт с Universal больше 10 лет, сейчас мы подписали договор с другой компанией. Но наш нынешний контракт сильно отличается от того, который мы заключали при записи наших прошлых альбомов. Тех условий больше не существует.

- Хотели бы вы что-нибудь изменить?

Tom: - Сложно сказать. Конечно, всегда есть вещи, которых ты бы хотел избежать, но хочешь ли ты правда их изменить?
Bill: - Дело в том, что ты можешь сделать выводы, только спустя какое-то время. Сейчас данная вещь может не иметь никакого смысла, но по прошествии времени ты поймёшь, что ты всё сделал правильно. Так и с нами. мы благодарны за всё, что у нас было.
источник

Перевод выполнен by Mary Schneider

@темы: 2017, Bill Kaulitz, Dream Machine, Dream Machine World Tour, Tom Kaulitz, interview